Ещё споём

Организатор нашумевшего фестиваля "Легенды Малково" под Чебаркулём Вадим Велитченко ответил на самые главные два вопроса для организаторов. Проведёт ли он фестиваль ещё раз и зачем. Ответы поражают даже самые смелые предположения. А фантазия и научный интерес организатора не ограничивается ранним средневековьем. Инервью "2obl.ru"

Вадим, проведёте ещё раз такой фестиваль?

Проведу, но, скорее всего, в другой эпохе – конец 19-начало 20 века -  либо совмещу с ранним средневековьем. Идея вынашивалась давно, т.к. помимо реконструкции я больше 8 лет увлекаюсь русским фольклором (езжу к фольклористам учиться петь, на «вечерки», где проводятся игры и пляски). Поэтому у меня давно зрела мысль сделать интерактивный фестиваль исторической реконструкции русской традиционной культуры конца 19-начала 20 века Челябинской области. То есть это будет не концерт коллективов самодеятельности перед зрителями, а именно непосредственное участие зрителей в массовых народных играх, плясках и пении, как это и было на праздниках в дореволюционных деревнях. Подобного ничего в области не проводилось! Участвовать в  таком мероприятии уже 2 года назад выразили желание самые аутентичные (историчные по исполнению и костюму) фольклорные коллективы Челябинской области. Возможно, будет еще договоренность с клубами исторической реконструкции, восстанавливающими одежду и вооружение времен первой мировой войны.

И зачем?

 Действительно, проведение фестивалей не входит в  мои должностные обязанности, поэтому я благодарен руководству, за то, что оно пошло навстречу. Но, несмотря на крайне изнурительную для меня подготовку к фестивалю, это мне нужно как способ саморазвития и самореализации знаний, приобретенных мною историческом факультете.

Поэтому еще одна эпоха на фестивале (к.19-н.20 века) – это еще один интересный вектор для глубокого изучения.

Мне как историку важно рассказать об эпохах максимально приближенно к тому, что было в прошлом по последним имеющимся научным данным. У большинства людей создается стереотипное восприятие прошлого не по научным данным, а по художественным книгам, мультфильмам и кинофильмам, поэтому цель историков и таких фестивалей - развенчать эти мифы. К примеру, на нашем фестивале гости узнали, что у викингов не было гигантских обоюдоострых топоров и на шлемах рогов,  что славяне в догосударственный период были развитыми земледельцами и ремесленниками, а не дикарями в шкурах, что уральские кочевники выглядели не как современные пастухи, а носили дорогую шелковую одежду с серебряными поясами.

О традиционной русской культуре 19 века не меньше мифов, несмотря на то, что эта эпоха гораздо ближе к нам. Это произошло из-за осознанной, поддерживаемой государством политики. Так, в журнале «Советская этнография» выходили статьи с утверждениями о том, что фольклор «есть анахронизм» и задача фольклористики быть "могильщиком фольклора"», цель изучения фольклорного наследия формулировалась как «ускорение процесса неизбежного исчезновения фольклора», как «борьба с пережитками, чтобы помочь пролетарским массам освободиться от фольклора и перейти на высшую «литературную» ступень» (рецензия Магид С.Д. 1934-го года на сборник «Проблемы советской фольклористики»).

То есть всё подлинно народное абсолютно однозначно было признано ретроградным, и на местном уровне  –  ни в клубах, которые были в сёлах, ни местными начальниками от культуры – не ставилось задачи поддержать традиции, а скорее, наоборот,  внедрялись городские, и подчас не всегда передовые, стандарты  новой «пролетарской» культуры. Вследствие этой политики крестьянам запрещалось ходить в традиционной одежде и петь народные песни на полевых работах (за это снимались трудодни), в деревенские клубы из города присылались преподаватели академического пения для переучивания сценическому пению бабушек (хранителей традиционного пения) и создания сценических коллективов в сценических однотипных костюмах. Всё это стали выдавать за народное, но это было, скорее, советским эрзацем – авторской стилизацией под народ. Позже среди фольклористов это направление получило название «сценическая клюква».

Один из ярких примеров этого: кокошники, которые носили в дореволюционное время только в Архангельской губернии и только девицы (девушки, не выданные замуж) почти параллельно земле, сейчас почти во всех народных коллективах  носят и бабушки, изменив их направление на 90 градусов. Другой пример - одноголосое академическое пение современных «народных коллективов», которого не было в дореволюционное время, т.к. было многоголосье. Большинство народных хоров и сейчас не могут представить современному обществу творческие программы, где было бы видно, что они с традицией умеют адекватно работать, не ломая и не трансформируя её в нечто «стилизованное», по отношению к подлинной народной культуре сильно искаженное (http://www.litrossia.ru/archive/item/7122-oldarchive ). Именно поэтому уже в 70-х годах возникло фольклорного движение, которое восполняло естественную для людей тягу к настоящему, к подлинному и начало бить тревогу (http://vk.com/video11282447_168080167 и https://www.youtube.com/watch?v=FqKs5_ZBWAc ).

Многолетнее общение  с фольклористами Челябинской области показало мне, что они не только созрели для такого фестиваля, но и хотят популяризировать неизвестную большинству людей подлинную традиционную культуру дореволюционного времени, т.е. по сути - ее историческую реконструкцию. Туристам это, я думаю, тоже понравится, т.к. им всегда интересно разнообразие.

Тем, кто интересуется  подлинной народной культурой, очень советую прочитать интервью с профессиональным этномузыкологом, старшим преподавателем кафедры музыкально-прикладного искусства РАМ им. Гнесиных и руководителем целого ряда живых фольклорно-этнографических студий Светланой Власовой - http://www.litrossia.ru/archive/item/7122-oldarchive